«Художественная литература не является моим утешением»


— Как у вас было с чтением в детстве?

— Мне кажется, что я научилась читать года в четыре. Первой моей книгой были «Приключения Незнайки» Носова, мне ее читали вслух, когда я сама еще не умела, но я все запоминала, а потом рассказывала целые куски на память. Когда я научилась сама, мама стала ходить в районную библиотеку и брать там сразу по пять-шесть книг на разные темы, чтобы сделать из меня вундеркинда. Помню, что читала «День египетского мальчика» Милицы Матье, которая сама по себе большой искусствовед и специалист по Древнему Египту. Позже я столкнулась с ее трудами, когда училась в Академии художеств на искусствоведа. Еще была «Муфта, Полботинка и Моховая борода» и книги подобного плана. До школы я зачитывалась «Легендами и мифами Древней Греции» Николая Куна. Как ни странно, еще я посещала воскресную школу, которая была организована какими-то местными евангелистами (тогда это было популярно), поэтому я много читала Библию, но не из религиозных соображений, а как те же мифы Древней Греции. Я очень хорошо знала Ветхий Завет. А вообще дома был стандартный набор книг, обмененных на макулатуру. У меня была совершенно обычная семья советских инженеров. Все книги у нас хранились в двух полированных шкафах румынского производства, там была вся русская классика в собраниях сочинений. Помню, что меня почему-то страшно интриговал писатель Чапыгин: у нас было его собрание сочинений, и я все думала — кто он такой? Были всякие Голсуорси... «Проклятые короли» Дрюона я тоже зачитала до дыр в начальной школе. Еще Ильф и Петров — это тоже настольная книжка.

— Что вам больше нравилось — «Золотой теленок» или «Двенадцать стульев»?

— «Золотой теленок», конечно. Не знаю почему, мне просто больше нравились персонажи из этой книги. Тот же Адам Козлевич и как его охмуряли ксендзы, влюбленность Бендера в Зосю и ее папа, который складывал ребусы.

— Вам нравились школьные уроки литературы?

— У меня было три школы. Первая, начальная, районная, там вообще было не о чем говорить, я почти не появлялась на занятиях, потому что профессионально занималась фигурным катанием и ходила только на первые два урока. Я всегда шла на опережение, потому что начала читать гораздо раньше своих одноклассников. С шестого класса я перешла в довольно известную школу в Петербурге — академическую гимназию при СПбГУ, где русский язык и литература выглядели нетрадиционно: у нас была русская словесность и языкознание, мы уже в шестом классе изучали классический труд профессора Маслова «Введение в языкознание». Еще были орфоэпия и литература, которая читалась очень плотно. Наш преподаватель Николай Александрович Гуськов любил подойти к проблеме творчески. Помню, однажды он организовал публичный диспут на тему, кто важнее для русской литературы XVIII века — Тредиаковский, Сумароков или Ломоносов. Поэтому мне литература нравилась. Не нравилось мне только в последнем классе, когда пришлось уйти в Ахматовскую гимназию, которая была гораздо более совковой, поэтому там было конвенциальное изучение литературы.

В академической гимназии были вступительные экзамены, и если в начальной школе я была самой продвинутой, то здесь отставала, в частности, потому, что темы сочинений предлагали сами учащиеся. В шестом классе двенадцатилетние девочки и мальчики предлагали темы вроде «Потерянное поколение у Ивлина Во и Ремарка». Я тогда впервые слышала эти имена, мне надо было наверстывать. Читать было модно, были модные авторы, понятно, что это Пелевин, Сорокин, Павич «Хазарский словарь», оба Мураками, Коупленд «Поколение Икс». Все это я тоже читала запоем.

— Вы поступили на искусствоведа после школы?

— Сначала я хотела поступать на журфак и ходила на подготовительные курсы, но поняла, что там меня ничему не научат. Я до сих пор считаю, что факультет журналистики, особенно в нашей стране, — это потеря времени и сил. Поэтому я пошла учиться в Институт имени Репина на историю искусств, там я все пять лет читала профильную литературу: Фридлендер «Об искусстве и знаточестве», Гомбрих, Винкельман, Виппер. В общем, весь набор классического искусствоведения. Поскольку в самой юности я мечтала снимать кино, по окончании академии я через год поехала в Москву и поступила на Высшие курсы сценаристов-режиссеров, в мастерскую Тодоровского-старшего и Натальи Рязанцевой. Началось чтение, связанное с кино, хотя самая главная книга, которая развернула меня в эту сторону, была прочитана раньше — «Кино на ощупь» Сергея Добротворского. Это культовый для Петербурга персонаж, чуть менее известный в Москве, хотя его вдова Карина Анатольевна Добротворская популяризировала фигуру своего покойного мужа через мемуары — эту книгу я читала уже потом и высмеивала ее в рецензии. В целом, когда учишься в киностудии, ты больше смотришь, а не читаешь, но понятно, что без классики в духе интервью Трюффо с Хичкоком не обошлось. Помню, что на меня произвела неизгладимое впечатление автобиография Самюэля Фуллера «Третье лицо». Многие из заслуженных киноведов у нас преподавали — например, Марголит.

Похожие новости

В России подорожает ОСАГО

С чем связан рост цен? ...

Результаты чемпионата мира по пляжному футболу

Победителем соревнования стала Порт ...

Россию ждет снижение ставки по ипотеке

Тенденция к снижению будет продолже ...

Дакота Джонсон и Крис Мартин на романтической прогулке в Ист-Хэмптоне

Пара снова попала в объективы папарацци. На днях Дакота Джонсон и Крис Мартин были замечены на улицах Ист-Хэмптона. В объективы репортеров звездная пара попала на выходе из барбершопа, где музыкант делал стрижку, пишет storinka.com.ua. Дакота бы ...

Кейт Бекинсейл в оригинальном платье

Актриса очаровала своим видом. В Мюнхене на днях прошел 10-й, юбилейный, благотворительный гала-вечер Mon Chéri Barbara Tag, сообщает storinka.com.ua. Главной звездой мероприятия стала Кейт Бекинсейл. Звезда появилась на публике в эффектном черн ...

Конкурс детского рисунка: Volganet.net позовёт маленьких художников в Нарнию

Volganet.net ищет таланты! Таланты среди самых лучших волгоградцев – наших детей! Мы объявляем конкурс детского рисунка «Мой Новый год». Принять участие в конкурсе смогут дети от 0 до 11 лет. Для этого на наш электронный почтовый ящик [email protecte ...

«Пилят только те стволы, на которых Владимира Владимировича нет»

Сергей Никитин. Страна имен. Как мы называем улицы, деревни и города в России. М.: Новое литературное обозрение, 2020. Содержание Глава 35. Довлатов в Ухте. Писатель и имидж города Ухта — Сосновские озера — Новокуйбышевск — Нью-Йорк — Санкт-Петербург ...

Герой своего времени и адепт Бурдье на Кавказе

Он был образцовым черкесом кабардинского рода: статным, церемонным, речистым. И притом с тем сдержанным чувством юмора, что англичане называют «суховатым» dry wit. Несколько лет назад, когда болезнь частично парализовала его лицо, Шанибов шутил: «Теп ...

Никакой власти народу

Франсуа Федье. «Мир спасет красота». В России. СПб.: Jaromir Hladik press, 2020. Перевод с французского Петра Епифанова Франсуа Федье, как следует из предисловия переводчика, французский ученик Мартина Хайдеггера, посвятивший почти всю свою долгую ж ...

«Я мог ждать два года, пока появится подходящая для снимка музыка»

Мартин Астон. Выбирая другую дорогу: История лейбла 4AD. М., Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2019. Перевод с английского Олега Дудкина, Олега Мичковского, Евгения Мусихина, Максима Леоновича, Екатерины Зудовой, Анны Филосян. Cодержание Намекать — зн ...

Творчество взаперти. Как белгородские артисты приспособились к режиму самоизоляции

Театр и йога в четырёх стенах Анна Лего совместила сразу несколько профессий: она — актриса Белгородского драматического театра имени М.С. Щепкина и тренер по йоге, пилатесу, фитнес-йоге и фейсформингу (гимнастические упражнения для омоложения лица — ...

В Белгороде в ДТП попал сотрудник полиции

В среду, 6 мая, около 23:15 в Белгороде в аварию попал 20-летний сотрудник городского УМВД. Он ехал в нерабочее время на личном автомобиле Mitsubishi Lancer по улице Щорса в сторону улицы Есенина. Водитель не справился с управлением и врезался в дере ...